Срочные новости

Дизайнер Дарья Рапоса

Дизайнер Дарья Рапоса — о прошлом, моде, массмаркете и своей коллекции на Fashion Week

Еще несколько недель назад мало, кто знал дизайнера Дарью Рапоса. Девушка не побоялась оставить всё в родном городе и начать с чистого листа. А её новая коллекция «Длинная коса» произвела фурор. Об этом, а также о создании коллекции и тайном посыле она рассказала «City Style Life».

— Дарья, все СМИ упоминают о вас в качестве студентки школы Fresh Fashion. Чем вы ещё занимаетесь?

— С детства мечтой была работа в модной индустрии. Сама я родом с Дальнего Востока из Хабаровска. В Петербург переехала прошлым августом, чтобы реализоваться в качестве дизайнера. Гораздо проще продвигаться там, где fashion индустрия есть. Вот в Хабаровске для этого не было возможностей. Там даже отсутствовали учебные заведения этой направленности, поэтому я всё время ходила гдето около: художественные школы, частные курсы кройки и шитья. Пришлось отучиться в колледже на швею. От дизайна это оказалось очень далеко: больше технические навыки. Мне же хотелось разбираться в трендах, концепциях, авторских коллекциях. Я поняла, что всего этого там не найду. В итоге, пробовала работать в других сферах: отучилась на диджиталиллюстратора, фэшнретушера. Было тяжело. Мне хотелось иного и решение о переезде стало окончательным. Прошлым августом изменилось всё: прилетела в СанктПетербург, поступила в школу Fresh Fashion и параллельно в Институт им. И.Е.Репина на искусствоведа.

— Профессия искусствоведа связана с модой?

— Когда я училась в Хабаровске, в колледже был краткий курс по истории костюма и искусства. Эта сфера завлекла меня и открыла огромное поле источников вдохновения. Любому человеку творческой профессии, будь то фотограф или дизайнер, нужен бэкграунд. Разбираться в стилях, художниках, видах искусства — очень круто. Поэтому мне захотелось прокачать теоретическую базу. И в принципе узнавать новые приёмы, перенимать навыки достаточно важно. К тому же, так я совершенствую свои диджитал иллюстрации и вдохновляюсь. Возможно, отдельным произведениям искусства посвящу коллекцию в будущем.

— А вы пока в стол рисуете?

— Пока что — да. Иногда выкладываю работы в Инстаграм, но вскоре удаляю. Сейчас я нахожусь в процессе поиска своего стиля, и некоторые работы спустя время ему уже не соответствуют. Ещёстабильности так таковой нет.

— В вашем Инстаграм есть профессиональные фотографии, где вы в качестве модели. Это тоже ваше хобби?

— В качестве профессиональной модели я себя никогда не позиционировала изза роста. На подиуме хотят видеть высоких девушек, и мои параметры туда не вписываются. В прошлом был небольшой опыт в качестве фотомодели, но это произошло естественным образом. В Хабаровске необходимо было фотографировать каталоги для совместного с подругой бренда «KRATZ», но финансы не позволяли приглашать профессионалов. Приходилось фотографировать одежду друг на друге.

— Расскажите подробнее про бренд

— Мы с подругой закончили колледж, выпустили совместные коллекции и поняли, что у нас общее видение образов. Решение сотрудничать пришло само собой. Нам показалось, что вдвоем войти в эту историю не так страшно: всётаки расходы и ответственность пополам. Зарегистрировали ИП. И вот двадцатилетние и амбициозные стали делать моду. Конечно же, эта история долго не продержалась, потому что несмотря на хороший опыт в пошиве, составлении лекал, не было умения продавать. Мы совсем не разбирались в маркетинге. Все это для нас было очень страшным. Тем более, когда всего лишь вдвоём и регион был совсем не приспособлен. «KRATZ» бренд — это направдение стритвира, то есть уличной моды. Выигрышное в коммерческом плане, как мы тогда думали. На волне как раз еще вышел андеграунд, на подиумах появились кроссовки, спортивные вещи, моду активно продвигали рэперы. И мы както подхватили это настроение. У бренда были поклонники, но не смогли мы правильно составить бизнес модель, чтобы расходы окупились за короткие сроки. «KRATZ» просуществовал 2 года и попал под повышение НДС. Многие магазины, с которыми сотрудничали на Дальнем Востоке, закрылись. И нам некуда было предлагать свой товар.

— Вы сотрудничали с магазинами для продажи ваших изделий?

— Да, мы старались находить именно тех, кого интересуют русские дизайнеры. Сложно представить: висит дизайнерская одежда и китайские аналоги по более низкой цене. Это очень провальная идея. В связи с этим мы сотрудничали с магазинами, продающими отечественные бренды, у которых есть концепция и лимитированные партии. 

— Страшно было рисковать?

— Конечно, страшно, но очень интересно. Мелькала мысль: «А вдруг получится?». Тогда мечта не сбылась, но это был хороший опыт. Если бы я этим не занималась, то многих вещей вовремя не уяснила. Теперь в Питере гораздо проще жить. Я не совершаю ошибок  прошлого. 

— Вы не представляете жизнь без моды?

— Когда мы закрыли бренд, то я работала фриланс художником, ретушером, в сфере продаж. Но чётко понимала, что хочу находиться по другую сторону. Создавать вещи — вот моё призвание. У меня куча идей, и хочется их реализовывать. Буду идти до конца, но даже если не добьюсь какихто высот, то совесть будет чиста. 

— Под некоторыми постами в Инстаграм вы писали о поиске себя. Что вы имели в виду?

— Этот поиск до сих пор продолжается. Творческие люди всю жизнь ищут себя. Важно найти стиль, который будут узнавать другие. Круто же слышать: «Эта вещь Дарьи Рапоса». Я пришла к выводу, что нормально постоянно меняться. Мы получаем уроки жизни, сталкиваемся с другими людьми, вследствие этого мировоззрение меняется. Раньше меня это пугало, но теперь я понимаю необходимость этой нестабильности.


— В какой момент у ВАС возникло желание заняться модой?
— Кто вас вдохновляет в данный период?

— Это было постепенно. С детства я много рисовала,и это стало отчасти отдушиной. Когда было плохое настроение или хотелось плакать, то краски и листок бумаги спасали. Вскоре это вошло в привычку. А потом я начала замечать, что рисую в основном одежду. То есть на принцессу отводила несколько секунд и час рисовала платье. В итоге, в лет 12-13 я увидела передачу «Подиум» и осознала свое место в жизни. Родители были в шоке. Они не понимали, как отличница экономической гимназии может пойти работать в мир моды. Но вот както смогла. 

— Их реакция не отвернула вас от мечты?

Нет, ни секунды не сомневалась. Родители все время спрашивали: «А как без высшего образования найти работу?», а я на все отвечала: «Да какая разница, зато мне будет интересно!». Это стало моим девизом. 

— У вас есть кумиры в мире моды?

— Их наверное очень много. Изначально меня вдохновлял Кристиан Диор. Хотелось делать тоже кутюрное, элегантное волшебство. Он же начал свою карьеру после 2 мировой войны. Все было разрушено, люди в депрессии, одежды была максимально простая и из того, что было. И тут Кристиан предложил миру New Look. Такая роскошь, волшебство и концепция женщины, как подарка и цветка. Я до сих пор пересматриваю эти старые фотографии и думаю: «Вау, Кристиан Диор изменил мир!». 

— Кто вас вдохновляет в данный период?

— Сейчас я больше ориентируюсь на новаторские бренды, например, Vetement, Balenciaga, но с другой точки зрения. Здесь уже не про красоту, а больше про новое видение. Вот смотришь на их вещи и понимаешь, что они странные. Изделия новых брендов воспринимаются мной не как одежда, а как современное искусство. Это очень цепляет. 

— Если Christian Dior, Vetement, Balenciaga — это чтото невероятное, то как вы относитесь к массмаркету?

— С одной стороны мода стала доступной для каждого. Теперь человек может себе позволить одеваться по последним тенденциям. 

— То есть массмаркет тоже про моду?

— Про моду, но не ту, которая  сейчас нужна. В мире производят столько одежды, сколько людям вообще не нужно, и, с точки зрения экологии, это становится проблемой. Куда утилизировать все нераспроданные или бракованные коллекции? Я не могу представить, чем это грозит через пару лет. Конечно, fast fashion дает возможность людям каждый месяц обновлять гардероб за демократичную цену, и это круто. Но я думаю, что в будущем массмаркет приведет к экологической катастрофе. 

— Есть ли выход из этой ситуации?

— Мода будет замедляться: либо введут ограничения на партии одежды, либо коллекции станут лимитированными.

— Ваши образы на Fashion Week поразили многих. Скажите, вы бы хотели, чтобы вашу одежду носили в повседневной жизни?

— Коллекция «Длинная коса» будет доступна к продаже, но полагаю в модифицированном виде. Возможно, ее никто не узнает: постараюсь приблизить одежду к повседневному стилю и при этом сохранить идею. Многим понравился кокошник, хотя я не предполагала его объектом для продажи. С ним мне ещё придётся поиграть, сделать менее объёмным. Вот так и получается, что невозможно угадать выбор аудитории. 

— Как вы создавали коллекцию «Длинная коса»?

— Когда я придумываю коллекцию, то стараюсь абстрагироваться от последующих этапов. Материал, цены, сложность шитья будут отвлекать от идеи. К тому же, я начну упрощать образы, и в конце коллекция станет никому не интересной. Поэтому стараюсь вообще об этом не думать, появляется идея и сразу рисую. 

— Вы сами ищите материалы?

— Да, это самый настоящий квест. Часто я придумываю материалы, которых не существует. Конечно, это доставляет мне хлопот, но при этом суперинтересно. Когда ещё представится возможность бегать по городу с задачей найти фантастические ткани? Приходится находить какието выходы. 

— Материальные аспекты мешают творческому делу?

— Да, зачастую коллекция получается кардинально другой. Что и произошло с «Длинной косой». Если посмотреть эскизы, то её можно вообще не узнать. А вот основная эмоция сохранена. То есть зашифрованный посыл остается и это главное.

— Давайте поговорим о посыле в вашей коллекции. Почему вы решили выбрать «перерождение русских царевен в бесстрашных вершительниц собственной судьбы»?

— Выбор темы связан с моим состоянием. В этом году произошёл переезд в СанктПетербург, и со многими вещами пришлось столкнуться впервые. Пережитая история, сделавшая меня сильнее, выплеснулась в творчестве. Хотя это настроение и нашего времени, оно витает в воздухе: гендерные роли, переосмысление сил мужчин и женщин.

— Вы хотели затронуть тему феминизма?

— Нет, я создавала сказочную историю. Во время пандемии люди ходили в удобной одежде, не было светских вечеров, поэтому захотелось сильной царевны, блистающей цепями и светоотражающим кокошником. Депрессивный период породил мою самую эпатажную коллекцию. 

— Расскажите, почему в вашей коллекции преобладает красный и белый?

— Это была неожиданность даже для меня. В начале коллекция «Длинная коса» задумывалась минималистичной и спокойной. В творческом же процессе пошли совсем другие образы, и мне захотелось белого, красного. Эти цвета должны брать за душу. В них много драматизма и трагедии.

— Что вы чувствовали во время Fashion Week?

— До последнего сомневалась в своей коллекции. Мне казалось, что её не поймут. Это было связано с предыдущим опытом. На Дальнем Востоке более консервативные взгляды, люди не понимали, куда можно надеть ту или иную вещь. А всетак подиум это совсем другое: прежде всего история, концепция и только потом уже сильно модифицированный товар для магазина. На Fashion Week коллекцию восприняли правильным образом.

— После этого показа вы можете назвать себя дизайнером?

— Теперь — да, я стала дизайнером! И за это огромное спасибо школе Fresh Fashion. Там каждый понимает, что мы делаем одно дело. Российские дизайнеры продвигают свои бренды и помогают друг другу. В этом хочется вариться и творить. 

— Вас ждать на Fashion Week этой осенью?

— Конечно, сейчас я вовсю ищу источники вдохновения, рассматриваю тренды. Работа кипит!

Писала Ксения Якимович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *